История королевы Кристины
15.12.2016
Если РФ распадется, Санкт-Петербург станет независимым государством
05.01.2017

«Леноблы» против «ингров»: победит ли дружба?

Биллборд 2009 года с портретом тогдашнего губернатора Лен.области Валерия Сердюкова заставляет по-новому взглянуть на историю

Внезапные и ничем не обоснованные слухи о возможной скорой отставке петербургского губернатора Георгия Полтавченко буквально только что были опровергнуты его же серией интервью во властных и провластных городских СМИ (а других в канун семнадцатого года, в общем-то, и не осталось). Ну действительно, не считать же обоснованием возможной отставки стадион, успешно бьющий рекорды самого дорогого в мире – вот опять же только что сроки его сдачи снова перенесли и заодно добавили еще миллиард рублей. Но мы сейчас не об этом.

Объединяться – не актуально?

В своих интервью (тут, понятное дело, по нынешним правилам игры не журналисты спрашивают, а своя же пресс-служба, это называется «согласовать вопросы предварительно») господин Полтавченко не мог не затронуть вопрос объединения Петербурга и Ленобласти. Надо сказать, что слухи о возможном объединении области и ее столицы время от времени возникают как бы из ниоткуда, и наверняка причиняют обоим губернаторам – самому Полтавченко, и его областному коллеге Александру Дрозденко неприятные мысли. Понятное дело, в этом случае кому-то из них придется стать первым, а кому-то – вторым (или совсем уйти – как в том фильме, послом в Тунис, если вообще не в Турцию).

Причем эти неприятные моменты оставила в наследство экс-губернатор Санкт-Петербурга, а ныне – спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Именно она, будучи уже «политиком федерального масштаба» (до губернаторского кресла она занимала полпредское) озвучила в свое время эту инициативу. Имевшую, кстати, тогда – на фоне укрупнения многих субъектов Федерации, неплохую поддержку в широких слоях населения обоих искусственно разделенных регионов.

Так вот, Георгий Полтавченко снова подтвердил свою позицию: объединение Петербурга и Ленинградской области «неактуально», «нецелесообразно», и «на повестке не стоит». Вроде, теперь оба губернатора могут спать спокойно. Однако в таком случае возникает вопрос о том, как называть область и ее жителей. В случае объединения все было просто: город – Петербург, и область – тоже Петербургская. Теперь же, как говорится, возможны варианты.

«Мы – карелы!»

Соседней республике – Карелии с названием повезло. А ведь вполне могла называться как-нибудь вроде Анохинской области, Куусиненского края или Андроповской губернии – в честь известных деятелей коммунистической партии и советского государства. Но повезло. Сперва с Карельской коммуной, потом – с Карело-Финской ССР. Правда, «Финскую» при Никите Хрущеве волюнтаристским образом отрезали, статус понизили до автономной республики в составе РСФСР, однако опять осталась Карелия.

Да что говорить, другим регионам Северо-Запада: Вологодской, Мурманской Псковской, Новгородской и Архангельской областям и республике Коми тоже в смысле названия вполне повезло. А вот к приневским землям судьбинушка повернулась холодным кожаным красным комиссарским боком.

Вот сценка «с натуры». Сидит в бистро на Ладожском вокзале в Петербурге стайка молодежи. Едят нехитрый вокзальный фаст-фуд, запивают стандартной «семеркой», ждут поезда. Заметив, что мы тоже поглядываем на часы, интересуются, куда едем. И, узнав, что в Петрозаводск, интересуются: «О, а вы тоже карелы?»

Вопрос самоидентификации для этих ребят – вообще не вопрос. Родились в Карелии, живут в Карелии, приехали в Питер из Карелии – значит, карелы! И какая разница, что этнических карел-людиков или ливиков среди них, может быть, вообще нет. А большинство, например, потомки спецпереселенцев из Беларуси и Смоленщины.

Да, впрочем, всё правильно: если человек живёт во Франции, значит, он француз, в Италии – итальянец, в Америке – американец. А раз живёт в Карелии – значит, карел. И если старшее поколение ещё посмеивалось над словами тогдашнего главы республики: «Все мы здесь карелы», то для молодёжи такой способ самоидентификации с родной землей – простой и естественный.

Кто такие «леноблы»

Вот мы и подошли к важному вопросу: как себя идентифицировать полутора миллионам жителей Ленинградской области, тем более что это отдельный от Санкт-Петербурга субъект федерации? То есть понятно, что житель Гатчины – гатчинец, житель Лодейного Поля – лодейнополец, житель Подпорожья – подпорожец. А вместе – кто они? «С-под Питера»?

Ленинградцем пробуют себя называть, но выходит не очень, все равно приходится каждый раз объяснять. Ведь «ленинградец» – это житель города Ленинграда, то есть того же Санкт-Петербурга. Не скажешь ведь с гордостью: «Мы леноблы!» или «Я ленобл!» Обло как-то получится. Стозевно и лаяй.  А уж если даму попытаться назвать, произведя от «ленобла» существительное женского рода, так можно, как говорится, и по мордам получить…

Петербуржец тоже не чувствует себя своим в «обложившей» его город со всех сторон Ленинградской области. Что у него общего с её жителями? То, что и те, и другие – россияне? Так и в Приморском крае – россияне, и в Ингушетии, и в Татарстане. А тут – нет общего, объединяющего регионального названия, которое есть даже у калининградцев (у них-то город от области не отделен). И, уезжая домой, никто из петербуржцев не споет «долго будет Ленобласть мне сниться». Потому что приснится такое – мало не покажется.

Древняя земля

И вот, люди, которые не знают, как себя называть, живут на этой древней земле. Люди, как и везде – в основном, хорошие. Да и область Ленинградская – далеко не самый депрессивный регион, а с точки зрения официальных социально-экономических показателей – даже наоборот. И есть у Невского края своя история – и петровская, и допетровская. Крепости, замки, монастыри, судоходные каналы, разбойничьи стоянки, священные камни, церкви и усадьбы… Но рассыпается вся эта история на кусочки, не даёт цельной картины в отсутствие единого бренда.

В наступающем семнадцатом году празднует эта Ленинградская область свое 90-летие. Вроде как почти юбилей. Но что это за возраст такой по сравнению с 300-летним Петербургом и 400-летним его предшественником Ниеном? Да что там – и Гатчина, и Тихвин, и Ивангород, и Выборг – не в пример старше. Уж про Новгород и Псков речи нет. Так что празднуем? Объединение всех этих городов и весей в одну область в 1927 году? Но Водская пятина административно уже объединяла эти земли ещё при Новгородской республике, веке этак в двенадцатом.

Что это за празднование такое «назло надменному соседу» (то есть не шведам, а собственно Петербургу)? Что за странный патриотизм? Что за геополитика, при которой столица одного субъекта Федерации находится на территории другого?..

Ингрия и Невоград

Отчаявшись найти понимание в лице чиновников, депутатов и прочих представителей правящих и оппозиционных партий, краеведы и общественные активисты с некоторых пор предпринимают собственные попытки установления общей самоидентификации искусственно разделенного на две части региона.

С одной стороны, часть русских националистов до сих пор называет Санкт-Петербург – Невоградом (кстати, именно такое название предлагал в своё время Александр Солженицын). Исходя при этом из того, что центр Невского края и должен, собственно, так называться. Что ж, название такое вполне имеет право на существование, особенно если учесть, что название крепости Ниеншанц, раскопанной в начале «нулевых» на Охтинском мысу, в переводе со шведского на русский и будет означать «крепость на Неве», «Невская крепость» или «Невский городок».

С другой стороны, краеведы и регионалисты призывают вернуться к историческому названию Ингрия или Ингерманландия. Что также имеет историческое обоснование: именно так эти земли официально назывались при шведах (в России в ту пору царила смута, самозванцы и поляки). И более того, именно так называлась при Петре Великом будущая Санкт-Петербургская губерния. Да и при Новгородской республике, и позже – при московских царях, в ходу было не только уже упомянутое нами название «Водская пятина», но и «Ижора» (что, собственно, и есть «Ингрия»).

Давайте запишемся сами

Одной из многих попыток идеологически объединить жителей города и области было предложение записаться в ходе последней переписи населения ингерманландцами. Активисты исходили из того, что национальность, согласно статье 26 Конституции РФ, определяется по самоидентификации – а значит, коль власти искусственно разделили народ административно, стоит попробовать объединить его на национальном уровне. Примерно такие же попытки предприняли тогда же сибиряки и казаки.

Увы, эта патриотическая, в общем-то, инициатива встретила непонимание у областных властей. А губернатор Дрозденко даже сделал несколько резких заявлений – довольно традиционных для нашего времени: про «экстремистов» и чуть ли не «эстонских шпионов». Возможно, причиной этого было непонимание того, каким древним и в хорошем смысле слова традиционалистским регионом он руководит.

Может быть, причиной таких «политических» заявлений послужили протесты этнических водских деревень против строительства рядом с ними карбамидного завода. Инвестор – группа компаний «ИСТ», принадлежащая тихвинскому миллиардеру Александру Несису, рассматривала в том числе, возможность разместить его в эстонском Силламяэ. Так или иначе, после того, как решение о строительстве под Усть-Лугой было принято, подобных заявлений больше не было. А в конце 2016 года «ИСТ» вообще объявил о том, что проект приостановлен – как говорится, стоило ли копья ломать.

С Юханнуса на Сабантуй

Сегодня, когда внезапные страсти немного улеглись, вепсы, водь, ижоры и карелы (да, не удивляйтесь, карелы – это одно из самоназваний ижоры) снова могут почти без опаски себя таковыми считать. Хотя многие представители малых коренных народов, переживших сталинские репрессии и немецкую оккупацию, предпочитают – опять же традиционно записываться от греха подальше «русскими».

Что ж, как известно, именно на южный берег Ладоги высадился со своей русью легендарный Рюрик. Так что наверняка найдутся желающие называть именно эту землю Русью, а на базе Ленинградской области образовать, к примеру, первую в составе РФ Русскую республику. В любом случае процесс поиска самоидентификации – увлекательный и поучительный. Но все-таки карелам из Карелии стоит по-доброму позавидовать: живут же люди на своей земле!

…А пока – главный праздник летнего солнцестояния у «леноблов» – татарский Сабантуй. Именно на него каждый год приезжают высшие региональные чиновники, обходя стороной русский Иванов день (Купалье) и финский Юханнус. Последние посещают в лучшем случае главы муниципалитетов. Спонсоры, да и народ, понимают этот, как теперь принято говорить, «месседж», по-своему. И Сабантуй сегодня – действительно самый многолюдный, богатый и веселый областной праздник. Заметьте – народный праздник, а не праздник «леноблов».

Виктор Шаву

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 Комментарий

  1. Виктор Шаву — новый для меня автор, сходу завоевавший мою симпатию своим искромётным юмором, в таком, казалось бы, совсем неюморном деле, как национальная политика… А его меткое замечание по поводу женского падежа от слова «леноблы» — и вовсе без лишних слов убеждает в том, что, действительно, с наименованием Ленинградской области нужно как можно скорее что-то делать… И он правильно делает замечание: что справедливее всего с исторической точки зрения будет Ленинградскую область переименовать на «Республика Ингерманландия»… Нет-нет, не «Русская Республика», а именно «Ингерманландия» — всего-навсего вернув ей прежнее название. А то если Ингерманландию назвать Русской Республикой только на том основании, что русских там большинство — то тогда уж остаётся и все остальные Республики тоже переименовать на Русские. Короче, стереть их с лица земли окончательно. Хорошо ли это будет? Нет. Поэтому лично я — только за провозглашение Ингерманландии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − 12 =

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan