2017 год — год 400-летнего юбилея Столбовского мира
30.03.2017
Из Ингрии с любовью!
01.04.2017

Регионалистские движения в Центральной Европе

Основы Центральноевропейского политического регионализма

Центральную и Восточную Европу мы можем считать колыбелью политического регионализма. К тому есть много  причин.

Во-первых, это историческая традиция трех великих пространств – Священной Римской империи германской нации, Великого княжества Литовского и империи Габсбургов, которые состояли из автономных областей или земель с сильной идентичностью и самоуправлением. Поэтому сегодняшние регионалистские движения на этих пространствах часто поддерживают федеративные или конфедеративные проекты в этой части Европы.

Вторая причина – невероятно многообразная этнография Центральной Европы, которая препятствует какому бы то ни было государственному национализму. Интеллектуалы и политики здесь традиционно учитывали различные региональные идентичности. В истории это было зафиксировано «Моравским пактом» 1905 года, который ознаменовал собой диалог различных этнических общностей. Однако унитарные националисты после Первой мировой войны старались выстраивать искусственные «национальные государства», игнорирующие это многообразие.

Третья причина – развитое в этих краях регионалистское мышление. Можно упомянуть австрийского экономиста Леопольда Кора, разработавшего философию политического регионализма, которую он предложил в качестве альтернативы империализму, коммунизму и национализму. Впоследствии эти идеи продолжил Эрнст Фридрих Шумахер тезисом «Малое прекрасно». Речь не шла, как может кто-то подумать, о желании регионов изолироваться друг от друга, но ровно наоборот – об их стремлении к активному взаимодействию, но только на основе самоуправления.

Четвертая причина – успешная модель соседних, географически, исторически и культурно близких федераций Германии, Австрии и Швейцарии. Люди, которые поддерживают децентрализацию в бывшем Восточном блоке, часто приводят эти федерации в качестве примера для собственного будущего.

От Далмации до Риеки

Вероятно, первое современное регионалистское движение в Центральной Европе возникло в Далмации, где в 1865 году была основана Партия Автономистов (Partito Autonomista, Autonomaška stranka), которая хотела сохранить автономию своей страны в рамках Австро-Венгрии и выступала против планов объединения с королевством Хорватия-Славония. У этой партии были депутаты в австрийском парламенте, большинство в парламенте Далмации и муниципалитетах многих городов. И сегодня существует партия Dalmatinska akcija, которая выдвигает депутатов в хорватский парламент.

Похожая эволюция произошла в австрийской Силезии. В 1907 году были основаны Силезская народная партия и Силезский союз в ответ на распространение польского унитарного национализма. Это силезское движение добилось определенных успехов, когда один из его лидеров, Йозеф Кождо, стал мэром Тешена, традиционного центра Тешенской Силезии.

Но Силезия довольно обширна – есть не только австрийская, но и бывшая прусская. Там возникло Движение за Автономию Силезии (Ruch autonomii Slaska, RAS). Оно выступает против польского централизма, подчеркивая силезскую идентичность как смесь славянских и германских элементов. RAS политически весьма успешно, оно имеет депутатов в региональном законодательном собрании.

Аналоги RAS существуют и в других регионах Польши, прежде всего, вспоминается Кашубия, где вы можете найти Кашубский союз (Kaszebsko Jednota). Есть также трансграничные борцы за галицкую идентичность, Движение возрождения Галичины (Ruch Vidroždenja Halychyny), которые считают ее особым регионом, сочетающим в себе украинские, польские и немецкие корни.

До Первой мировой войны Моравия была уникальной страной, которая воплощала собой полиэтническую альтернативу любым формам государственного национализма. Одним из первых шагов революционного чехословацкого правительства в 1918 году стало расформирование традиционных моравских институтов. Коммунисты повторили такое решение в 1948 году. В 1968 году и позже, после 1989 года движение за Моравское самоуправление возродилось, но централистская олигархия в Праге по-прежнему считает мораван «экстремистами» и «сепаратистами». Сегодня Моравское движение существует в форме различных гражданских организаций и партии Politická strana Moravané. Более половины жителей Моравии охотно вывешивают над своими домами моравский флаг.

В Словении регионализм не имеет политической артикуляции, но самобытность местных регионов (например, Карантании) ярко выражается в региональных брендах.

Венгрия как бывшее королевство также традиционно была децентрализована – и поныне депутаты от разных регионов довольно влиятельны в Венгерском парламенте.

В Словакии регионалистские идеи продвигает влиятельный интеллектуал Эдуард Хмелар (Eduard Chmelár). Также в этой стране  действует Венгерский Христианско-демократический альянс (Magyar Kereszténydemokrata Szövetség), который защищает интересы этнических венгров на юге Словакии и выступает против нынешнего государственного централизма.

То же самое касается Закарпатья, бывшей территории Венгрии, которая теперь является частью Украины. Этнические венгры представлены там Закарпатской венгерской культурной ассоциацией (Kárpátaljai Magyar Kulturális Szövetség, KMKSZ) и Демократической ассоциацией венгров, проживающих в Украине (UMDSZ). Но закарпатская региональная идентичность не ограничивается только этническими венграми. KMKSZ инициировал референдум об автономии в 1991 году, на котором 78% жителей одобрили самоуправление Закарпатья. Это означало, что за автономию проголосовали не только венгры, но и другие этнические группы региона. Однако киевский парламент проигнорировал это решение и отказался предоставить Закарпатью автономный статус. Украина по-прежнему является унитарной страной.

Есть также сильная региональная идентичность в Трансильвании и Банате, которая уходит корнями в Средневековье. Эти регионы не признаются центральным правительством Румынии, но там действуют общественные организации, которые опираются на местные традиции и институты. Можно отметить, что революция 1989 года в Румынии началась именно в Банате, и региональная идентичность была одним из ее стимулов.

Особая идентичность сохраняется и в Воеводине. Регионалисты там требуют федерализации Сербии. Можно упомянуть Лигу социал-демократов Воеводины (Liga socijaldemokrata Vojvodine) с депутатами в парламенте Сербии, Венгерский Альянс Воеводины (Vajdasági Magyar Szövetség) и Демократический союз хорватов в Воеводине (Demokratski savez Hrvata u Vojvodini).

Довольно успешен политический регионализм в Хорватии. Там есть партии, защищающие этнических сербов, такие как Независимая демократическая сербская партия (Samostalna demokratska srpska stranka), которая представлена в хорватском парламенте и правительстве.

С 1991 года возникло много партий и движений, имеющих не столько этнический, сколько именно регионалистский характер. С 2006 года Хорватский демократический альянс Славонии и Бараньи (Hrvatski demokratski savez Slavonije i Baranje, HDSSB) представлен в хорватском парламенте. В Истрии действует региональная партия Демократическая ассамблея (Istarski demokratski sabor, Dieta Democratica istriana), которая доминирует в политике Истрии. Представители «Списка за Риеку» (Lista za Rijeku, Lista per Fiume) стабильно побеждают на муниципальных выборах.

Текущее состояние политического регионализма в Центральной Европе

Хотя исторически Центральную Европу можно рассматривать как колыбель регионализма, сегодня регионалисты находятся там в более слабом положении, чем их коллеги в Западной Европе. В отличие от Запада, Центральная Европа за последний век подверглась многочисленным этническим чисткам и социальным экспериментам, которые весьма изменили ее демографическую структуру. По этой причине регионалистские движения там не имеют там существенной медиа- и бизнес-поддержки, как например в Шотландии.

Поскольку правящие элиты в Центральной Европе в основном уходят корнями в коммунистическую эпоху, неудивительно, что все государства бывшего Восточного блока в Центральной и Восточной Европе являются унитарными. Некоторые из них даже пытаются стирать региональные идентичности, обвиняя регионалистов в «экстремизме» и «национализме». Хотя это смешно – поскольку этнонационалистическими являются сами эти унитарные правительства, а регионалисты защищают местную идентичность, объединяющую людей разных языков и религий.

Центральноевропейские региональные идентичности вполне гармонируют с общеевропейскими стратегиями. Неслучайно, что многие региональные партии Центральной Европы состоят в Европейском Свободном Альянсе. ЕСА считает самым оптимальным выходом из нынешнего кризиса евроинтеграции передачу максимальных полномочий регионам и их прямое взаимодействие, минуя государственные бюрократии. И регионалисты Центральной Европы исторически владеют этим опытом.

http://afterempire.info/2017/03/29/regionalism-central-europe/

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × четыре =

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan