«Россия самая свободная страна – можно принять Конституцию и выбросить ее» — Фёдор Чистяков эмигрировал в США
02.08.2017
Твердыни Ингрии – перелётный музей
04.08.2017

Кандидат от Ингерманландии

В год столетия двух революций весьма интересно поговорить о людях, которых увлекли за собой ветры великих потрясений. Именно благодаря тем событиям они вышли на сцену общественной жизни. И хотя зачастую не стали выдающимися историческими деятелями, оставили после себя добрый след.

Речь пойдёт о директоре двухклассного училища в селе Токсово Микко Каасолайнене — сельском интеллигенте, ставшем в 1917 году кандидатом в члены Учредительного собрания. Вообще авторитет учителей в деревнях Петербургской губернии (в том числе и финских) был очень высок. В начале ХХ века они нередко активно участвовали в создании сельских кооперативов, представляли интересы крестьян в земском самоуправлении.

Микко Каасолайнен родился 10 августа 1884 года в деревне Нижние Никулясы на северном берегу Ладожского озера. Окончил Колпанскую учительскую семинарию, что неподалёку от Гатчины, работал учителем народной школы в деревне Лепсари, а с 1912-го — директором токсовского училища. Убежденный социал-демократ, член партии меньшевиков, в предреволюционные годы он написал книгу «Зарождение, развитие и отмена крепостного права в России», был корреспондентом финноязычной левой газеты «Нева», выходившей в Петербурге.

Немало лирических строк посвящено Микко Каасолайнену в романе «Огни Петербурга» знаменитого уроженца Токсова, финского писателя Юхани Конкка, в 1917-1918 годах учившегося здесь. На страницах своего романа Юхани Конкка изображает насыщенную жизнь в училище, спектакли по литературным произведениям.

После Февральской революции 1917 года Каасолайнен вошёл в созданный тогда Центральный ингерманландский комитет, ставивший перед собой задачу создать национально-культурную автономию ингерманландских финнов с финским языком делопроизводства и собственной системой школьного образования. На выборах в Учредительное собрание в ноябре 1917 года он входил в Ингерманландский список.

Его кандидаты придерживались умеренно социалистических позиций. Упор делали на вопросы, специфические для ингерманландских финнов, связанные с использованием языка, развитием местного самоуправления. Именно за счёт голосов ингерманландских финнов Петербургской губернии (их число в то время превышало 120 тыс.) кандидаты намеревались пройти в Учредительное собрание, однако им это не удалось…

В Петербурге живёт сегодня внук Микко Каасолайнена — профессор Университета технологии и дизайна Андрей Борисович Кикин. Вот что он рассказал: «Я родился в 1949 году, дедушку, конечно, не видел, а вот бабушку Паулину Ивановну помню очень хорошо. Она была латышкой, родилась в Петербургской губернии, где её отец Ян Берзинь был лесником в имении графа Витгенштейна. Она окончила Земское училище и была направлена учительницей в Токсовское двухклассное училище. Директором там был мой дедушка, Микко Каасолайнен, сразу обративший на неё внимание.

И как-то раз Микко сказал ей, что собирается жениться, а фотография невесты стоит у него на шкафу. Молодой учительнице стало любопытно, и она подошла к шкафу, а там стояло маленькое зеркальце! Так он к ней посватался!.. И очень скоро сыграли свадьбу. В 1918 году училище было закрыто, и семья переселилась в Романовку, где Микко тоже был директором школы. Там у них родилась дочь Виктория, моя мама, а в 1920-м — вторая дочь, Елена».

В 1919 году социал-демократ Каасолайнен вступил в партию большевиков. В начале 1920-х он был директором Педагогического техникума в Гатчине, занимал различные должности в системе школьного образования Ленобласти, потом преподавал в Институте народов Севера. Однако в середине 1930-х ему припомнили меньшевистское прошлое, исключили из партии. Последние годы Микко Каасолайнен учительствовал в рабочей школе при судостроительном заводе им. Марти (ныне «Адмиралтейские верфи»).

В 1937 году его арестовали и расстреляли по приговору «тройки». Семья была сослана в небольшой город Омутовск Кировской области. «Однако где-то в это время Сталин сказал, что «сын за отца не отвечает», и моей маме Виктории Каасолайнен дали разрешение поехать на учебу в Казань в медицинский институт», — рассказывает Андрей Борисович. И тут произошло ещё одно чудо: милиционер, выписывавший ей паспорт, почему-то записал в графе национальность «русская».

Через несколько лет началась война, и молодой врач стала военным медиком. Вместе с госпиталем лейтенант Виктория Каасолайнен прошла всю войну, заслужила награды. После войны она многие годы работала в Военно-медицинской академии. В 1957 году был посмертно реабилитирован Микко Каасолайнен, в том же году в Ленинград из ссылки приехала бабушка Паулина Ивановна. «Мне тогда было восемь лет, я её прежде никогда не видел и довольно долго называл на «вы», от неё я впервые и услышал про своего деда, про ингерманландских финнов», — вспоминает Андрей Борисович.

https://vk.com/inkerinmaa?w=wall-25207919_84844

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × один =

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan