Кандидат от Ингерманландии
03.08.2017
Пройдите тест и попробуйте отличить петербургские парки и общественный транспорт от европейских
06.08.2017

Твердыни Ингрии – перелётный музей

В канун петербургской Ночи музеев, 20 мая 2017 года в подвале лютеранской церкви города Пушкина (Царское село) открылась экспозиция «Твердыни Ингрии» – народного музея, посвященного истории крепостей и оборонительных линий, расположенных на территории современной Ингерманландии. Сегодня, к августу, многие петербуржцы и гости города успели ознакомиться с экспонатами «Твердынь Ингрии», ранее располагавшейся в статусе временной выставки в подвале Анненкирхе на Кирочной улице, в самом центре Петербурга.

 

Здесь каждый камень Маннергейма знает

Петербуржцы, жители области и многочисленные туристы всегда живо интересовались расположенными в регионе многочисленными и разнообразными оборонительными сооружениями. Это и Петропавловская крепость в центре Петербурга, и форты Кронштадта, и руины Ниеншанца на Охтинском мысу, а также – древние Копорье и Шлиссельбург, Ивангород и Корела (Приозерск). Гардарика (страна городов) – одно из исторических названий нашей древней земли – Ингрии.

Некоторым особняком всегда держались линии обороны времен Второй мировой войны на Карельском перешейке. Как ни странно, именно они обросли самым большим количеством мифов и легенд – романтичных и невероятных. Вам обязательно расскажут про многоэтажные подземные города, многочисленные подземные ходы «до Выборга» и «до Хельсинки». И любой дот на Перешейке (даже советской постройки) – это в народном сознании, часть знаменитой «Линии Маннергейма». Впрочем, точно также любая сохранившаяся до наших дней бывшая финская дача, считалась с момента завоевания Карельского перешейка «Дачей Маннергейма».

Как и все мифы и легенды, эти рассказы появились от недостатка реальной исторической информации. И вот, в 2014 году группа энтузиастов, организаторов культурно-художественной краеведческой выставки «Наша земля – Ингерманландия» организовала отдельный просветительский проект «Твердыни Ингрии», посвященный именно оборонительным сооружениям нашего региона.

Из интернета – в «реал»

ti1Первоначально организаторы проекта «Твердыни Ингрии» – Инна Демидова, Анастасия Ваганова и Михаил Войтенков, собирались ограничиться созданием интернет-площадки. С ее помощью предполагалось организовывать краеведческие походы-экскурсии по оборонительным сооружениям собственно финской «Линии Маннергейма», а также «ВТ», советской «Линии Сталина» и древним крепостям Кивенебб (Kivenappa), Тиверск (Tiurinlinna) и т. д.

Однако интерес публики оказался настолько высок, что организаторы столкнулись с проблемой «перенаселенности». В первых же мероприятиях приняли участие сотни человек, и пришлось делать выбор: либо искусственно ограничивать число экскурсантов-походников (с помощью высокой цены и/или предварительной записи, как это делают многие туристические фирмы и индивидуальные экскурсоводы), либо искать другие формы работы.

Как раз в те годы организаторы сотрудничали в рамках проекта «Наша земля – Ингерманландия» с настоятелем и общиной Анненкирхе, бывшей немецкой лютеранской церкви, переданной после пожара Евангелической Лютеранской Церкви Ингрии (ЕЛЦИ). В ту пору кирху активно «раскручивали» не только как место для богослужений, но и вообще «модное и неформальное местечко» для всевозможных концертов, выставок, инсталляций. Сейчас уже и не вспомнить, кому первому пришла идея разместить экспозицию «Твердыни Ингрии» в подвале церкви – со сводчатыми потолками и бетонными стенами и полом, живо напоминающими то ли бункер, то ли крепость.

С бронещитком – в Таврический сад

И вот, в феврале 2015 года выставка «Твердыни Ингрии» открылась для посетителей. Все было выстроено логично: на втором этаже, при входе в отремонтированный зал, где проходили богослужения, разместилась краеведческая выставка «Музея истории Ингрии» с предметами быта и народных промыслов. На первом этаже, при входе в вестибюль, доставшийся в наследство от расположенного здесь в советское время кинотеатра «Спартак» – шоу-рум интернет-магазина ингерманландской символики и сувениров InkeriKot(собственно, inkerikot – самоназвание народа ижор). И в подвале – выставка «Твердыни Ингрии».

В этот же период, поблизости от Кирочной, на Шпалерной улице была открыта и мемориальная доска маршалу Маннергейму. Поэтому довольно часто интересовавшиеся экспозицией граждане посещали оба «туристических объекта». Тем более, что вход на выставку был бесплатный: текущие расходы обеспечивала продажа сувениров. Свой интерес был и у общины церкви – многие посетители, увидев то состояние, в котором оказалось здание церкви после пожара, старались оставить посильное пожертвование «на ремонт храма».

ti2

Для дополнительного привлечения внимания ко всем этим выставкам, организаторы вместе с группой активистов и волонтеров, несколько раз участвовали в популярном среди петербургской публики международном ресторанном дне со своим проектом однодневного ресторана Ravintola «Ingria». Фирменные калитки (карельские пирожки), сладкий эстонский суп, ижорская яично-масляная намазка, праздничная каша mulgikapsad, березовый квас и другие национальные блюда народов Ингрии быстро нашли своих ценителей, а Ravintola «Ingria» – постоянных посетителей.

ti3В дни официального празднования Ленинградской Победы – прорыва и полного снятия Блокады, организаторы и активисты выдвигались в Таврический сад (также расположенный неподалеку от Анненкирхе) с одним из наиболее интересных экспонатов – бронещитком. Петербуржцам и гостям города предлагалось на своем опыте испытать это довольно странное и малоэффективное с военной точки зрения спецсредство, которое советское командование предполагало использовать для штурма Линии Маннергейма. Мероприятие в Таврическом прошло на «ура», особенно – у детей, которые могли вдоволь таскать, толкать и катать по снегу «тяжелую железяку».

Трудно сказать, почему именно это взаимовыгодное сотрудничество решено было свернуть: было ли на то особое указание властей, испытывающих непонятную идиосинкразию на само слово «Ингрия» (вот Петр I не испытывал, а они – испытывают). Или же просто общая ситуация с «завинчиванием гаек» в России удачно легла на «мурашки в генах», и заставила представителей репрессированного народа в инициативном порядке заняться самоохраной. Когда-нибудь мы об этом узнаем, но не сегодня и вряд ли – завтра.

Но, так или иначе, в 2016 году Синодальный совет ЕЛЦИ принял решение о закрытии экспозиции Музея истории Ингрии в Анненкирхе (и выставки «Твердыни Ингрии», как его составной части). Участникам проекта «постфактум» объяснили что, нежелательными для церкви являются не собственно музей, а… их личности. В чем конкретно заключается эта «нежелательность», выяснить не удалось. Точно также не удалось и оставить экспозицию в Анненкирхе, передав ее «в управление» другим личностям.

ti6Стоит отметить, что церковная комиссия ЕЛЦИ, которая исследовала перед этим экспозицию Музея истории Ингрии и выставку «Твердыни Ингрии», не обнаружила в ней ничего недопустимого или нарушающего действующее законодательство. Но именно в то же время по жалобе вернувшихся в Петербург из своей донецкой «командировки» нацболов, была демонтирована мемориальная доска маршалу Маннергейму.

Сами организаторы музея «Твердыни Ингрии» наиболее вероятной версией своего изгнания с Кирочной улицы считают, что кому-то из «церковных активистов» приглянулись отремонтированные и благоустроенные ими помещения. Ведь как-никак это центр Петербурга. Но, так или иначе, найти новую площадку в центре города не удалось – и модные лофты, и продвинутые библиотеки, и другие площадки, сотрудничать с «Твердынями Ингрии» по разным причинам не захотели.

Поедем в Царское село!

При всем вышеизложенном, нелишне еще раз подчеркнуть: никакого формального или неформального запрета как на само слово «Ингрия», так и на музей «Твердыни Ингрии», ставший сегодня самостоятельным проектом, в принципе не существует. Конечно, не зря народная мудрость сравнивает переезд с пожаром: подвал бывшей лицейской (да, да – того самого, «пушкинского» лицея) лютеранской церкви на Набережной улице, дом 4, пришлось изрядно подготовить и отремонтировать. Все это группа энтузиастов сделала за свои собственные средства и в свое личное свободное время, потратив на это выходные дни за несколько месяцев.

Хотя здание было передано церкви еще в 1977 году, подвал был буквально завален мусором, накопившимся и при советской власти (когда в здании располагалась автошкола), и в постсоветский период. И пусть реального пожара – в отличие от Анненкирхе, здесь не было, восстанавливать пришлось буквально все и с нуля: электропроводку, освещение, канализацию…

ti8Зато теперь интерактивную экспозицию, посвященную оборонительным линиям Карельского перешейка, с новыми стендами и экспонатами под сводчатыми потолками «бункера-крепости» и с вывеской из бронелиста, с прорезанной сваркой сквозной надписью «Твердыни Ингрии», снова могут увидеть все желающие. И по-прежнему можно почувствовать себя простым смертным бойцом – примерить на себя каску и противогаз, и попытаться в этой экипировке не то что прицелиться, а просто выглянуть в штатную амбразурку бронещитка.

Открытие музея было специально приурочено к традиционной и любимой петербуржцами и гостями города Ночи музеев и предшествовавшему ей ресторанному дню. Снова ровно на один день открылся Ravintola «Ingria», как в шутку окрестили его организаторы в стиле Честертона: «Наш перелетный кабак». И снова на калитки, березовый квас и праздничную кашу съехались любители национальной кухни, и с удовольствием посетили вновь открывшуюся экспозицию. А специально приехавшим на открытие музея краеведам было, где вкусно и сытно перекусить, «не отходя от бункера».

Когда заговорят камни

В только что отремонтированных, еще не открытых для публики залах, идет монтаж новой экспозиции. Вернее – ее продолжения, посвященного древним городищам и средневековым крепостям. И конечно – укреплениям нового времени, когда только специально устроенные «по Вабану» земляные брустверы могли противостоять артиллерийской дуэли русских и шведских батарей.

ti7Конечно, небольшой музей не претендует на то, чтобы составить конкуренцию не только государственному Артиллерийскому музею или музею Военно-Морского флота. Но он занимает свою, важную и концептуальную нишу среди многочисленных краеведческих и военно-исторических музеев. Без них рассказ о славных и трагических страницах истории нашей многострадальной родины был бы неполным, а значит ущербным.

И очень хорошо, что несмотря на непонимание и даже противодействие со стороны людей, принимающих пусть даже крошечные решения, такие народные музеи продолжают работать. Как бы это пафосно не прозвучало, но они – еще одно доказательство того, что несмотря ни на что, народ наш жив, и помнит свою историю. Историю, которая не зависит от того, в который раз, как и в угоду какому очередному мифу переписали очередной учебник. Это – тот самый случай, когда камни говорят сами за себя.

http://afterempire.info/2017/08/04/ingria-citadels/

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × три =

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan