8 сентября 1889 года родился на Свет дворянин, белый офицер, первый и единственный глава непризнанного государства Республика Северная Ингрия Георгий Евгеньевич Эльвенгрен
08.09.2017
10 сентября 1721 года был заключён Ништадтский мирный договор
11.09.2017

Новая Украина на Дальнем Востоке

Об этих страницах истории бывшей Российской империи и Гражданской войны на её территориях советские историки просто умалчивали.

В 1860 году, как известно, Приамурье и Приморье стали частью Российской империи. Вскоре же началась колонизация этого Дальневосточного края подданными российского царя. В отличие от колонизации Русской Америки (Аляски), она происходила успешно, так как отжатая у Китая территория отличалась более благоприятным климатом и была пригодна для земледельческого освоения.

 

В советских книгах, как и до сих пор в российских, эта колонизация называется «русской» без всяких уточнений. По принципу того, что всё, относящееся к дореволюционной России, получает это прилагательное. А заодно так удобнее «национализировать» те или иные исторические процессы, в которых сами русские принимали сравнительно слабое участие (а то и вовсе никакого).

Между тем, колонизация Дальнего Востока Российской империи была явлением сложным, и русские (великороссы, по тогдашней терминологии) действительно участвовали в ней относительно слабо. Основная масса колонистов до начала ХХ века – до постройки Транссибирской магистрали – прибывала в Дальневосточное Приморье морским путём, из Одессы вокруг всей Азии (а в 60-е годы XIX столетия, до постройки Суэцкого канала – ещё и вокруг Африки).

Такое плавание длилось месяцами. Значительная часть колонистов, отправлявшихся на Дальний Восток семьями, гибла в пути от несносных условий, цинги, тропических болезней и непривычного климата. Тем не менее, это не останавливало желавших искать лучшей доли на новых землях.

Абсолютное большинство таких колонистов составляли украинские (малорусские, как их тогда называли) крестьяне, вынужденные к переселению малоземельем на их родине. Преобладание украинцев в переселенческом потоке на Дальний Восток было вызвано, по-видимому, двумя причинами. Первая это то, что корабли с переселенческими экспедициями отправлялись из Украины. Вторая заключалась в большей, в целом, подвижности и предприимчивости украинского крестьянина по сравнению с русским, равно как и в большей нехватке земли у первого.

Имперское правительство организовывало на новой границе с Китаем новые казачьи войска – Амурское и Уссурийское. Часть их составили переселявшиеся по суше казаки забайкальские. Другую – прибывавшие морем казаки кубанские, в большинстве своём украинцы (запорожцы) по происхождению и языку.

Так или иначе, но к 1917 году среди полутора миллионов населения Дальнего Востока РИ один миллион, то есть две трети, составляли украинцы.

***

klin2Падение монархии в марте 1917 года оживило национально-освободительные стремления у всех народов РИ. Украинцы Дальнего Востока не составили исключения. Ещё до революции эта территория получила у них название Зелёного Клина, или Зелёной Украины, а по аналогии с тем, как давали названия новым землям в Америке западноевропейские колонисты, – Новой Украины.

24 июня (по новому стилю) 1917 года в Никольске-Уссурийском (ныне Уссурийск) открылся Первый Всеукраинский Дальневосточный съезд, на котором был образован исполнительный орган – Временный Дальневосточный Украинский краевой комитет, а также орган культурно-национальной автономии – Дальневосточная Украинская Краевая Рада. До захвата власти на России большевиками требования дальневосточных украинцев не выходили за рамки создания территориальной единицы в составе Российской демократической федеративной республики, а по большей части ограничивались введением украинской культурно-национальной автономии.

Установление откровенно бандитской власти в Петрограде и Москве было не сразу осознано народами и регионами бывшей России. Стремление к полной самостоятельности стало развиваться в них лишь по мере того, как большевики показали себя новоявленными имперцами, вновь стремившимися навязать свою волю каждому уголку прежней РИ. Второй Всеукраинский съезд Дальнего Востока, открывшийся в Хабаровске 7 (по новому стилю) января 1918 года, не принял каких-то эпохальных решений. Лишь третий съезд, собравшийся в Хабаровске 7 мая 1918 года, провозгласил создание Украинской Дальневосточной Республики.

На тот момент это была единственная демократическая украинская государственность, поскольку ещё 29 апреля 1918 года в Киеве немцы разогнали Центральную Раду и поставили номинальным правителем Украины, с титулом гетмана, генерала Русской императорской армии Скоропадского.

Но к фактическому государственному строительству Новой Украины приступить так и не удалось. В это время на Дальнем Востоке царила полнейшая политическая неразбериха. Кроме местных Советов, на власть претендовали белогвардейское правительство генерала Хорвата в Харбине и уссурийский казацкий атаман Калмыков, причём тот и другой имели в своих руках вооружённую силу. В Забайкалье вёл борьбу против большевиков атаман Семёнов. А в конце мая – начале июня 1918 года по всей линии Транссибирской магистрали произошли заранее подготовленные выступления Чехословацкого корпуса, стимулировавшие развитие и консолидацию Белого движения, ратовавшего за «единую и неделимую Россию». Члены украинских организаций вскоре начали подвергаться арестам со стороны местных белогвардейцев.

***

Впрочем, среди российских антибольшевицких сил существовали сильнейшие разногласия. Атаманы Семёнов и Калмыков отрицательно отнеслись к формированию «всероссийской власти» в форме Директории (6 октября 1918) и особенно к провозглашению вице-адмирала Колчака «верховным правителем России» (18 ноября 1918). Такая политическая обстановка несколько оживила деятельность украинских организаций, что позволило провести в конце октября 1918 года во Владивостоке 4-й Всеукраинский съезд Дальнего Востока и начать постоянную работу Краевой Рады. Было объявлено о начале формирования национальной армии.

Фактически же в тот период на Дальнем Востоке по-прежнему не существовало единой власти, и ситуация очень сильно различалась на местах в зависимости от этнического состава и симпатий местного населения. Однако украинские историки утверждают, что зимой 1918/19 г. в Зелёном Клину начали активно открываться украинские школы, газеты, клубы и т.д.

В марте 1919 года атаманы Семёнов и Калмыков признали авторитет Колчака. Соответственно, Дальний Восток включался в сферу государственного строительства «единой неделимой России». Деятельность по созданию украинской национальной армии была прекращена, а уже сформированной дивизии было приказано отправиться на антибольшевицкий фронт. Краевая Рада была вынуждена ограничить свою деятельность строительством культурно-национальной украинской автономии на Дальнем Востоке, конституция которой была принята 30 июня 1919 года.

Однако и такой лояльный акт вызвал недовольство правительства Колчака в Омске. В этот же период в Сибири и на Дальнем Востоке ширилось партизанское движение против власти «верховного правителя». Временно в нём объединились представители и сочувствующие самого широкого политического спектра – от большевиков и анархистов до правых эсеров и местных автономистов. Краевая Рада плохо скрывала сочувствие повстанческому движению. 20 июля 1919 года её члены были арестованы по приказу колчаковского губернатора Владивостока генерала Розанова.

После падения власти Колчака в ноябре 1919 года украинцам снова не удалось стать ведущей силой государственного строительства на Дальнем Востоке. По сути, в 1920 году украинское движение в регионе, повторяя пути российского антибольшевицкого движения, окончательно раскололось на два направления. Одно ориентируется на атамана Семёнова (признавшего украинскую автономию) и стремится настроить украинцев на вооружённую борьбу с большевиками. Другое, более левое, пытается войти в соглашение с большевиками и участвует в длившейся более двух лет советской инсценировке под названием «Дальневосточная республика» (ДВР).

В ДВР украинцам удалось реализовать многие требовании культурно-национальной автономии. По контрасту – в этот же период у белогвардейских противников ДВР усиливаются российско-шовинистические настроения, апогеем которых стало единственное в истории Белого движения открытое выставление монархического лозунга генералом М.К. Дитерихсом во Владивостоке летом 1922 года. Однако после того, как ДВР выполнила свою роль «буферного государства» для большевиков (22 октября 1922 года «Народно-революционная армия» ДВР взяла Владивосток), 10 ноября 1922 года она приняла решение о слиянии с РСФСР. При этом уже 5 ноября 1922 года члены украинского краевого Секретариата (находившиеся во Владивостоке при генерале Дитерихсе, но не поддерживавшие его) были арестованы и впоследствии (1924 год) преданы суду на Читинском процессе.

***

Значительная часть украинцев Дальнего Востока ушла в эмиграцию вместе с остатками различных антибольшевицких армий. В Маньчжурии до 1945 года существовала украинская национальная колония, руководители которой пытались наладить сотрудничество с японцами в деле создания украинской государственности на Дальнем Востоке после предполагаемого свержения советской власти. Поскольку с японцами в то же самое время налаживали взаимодействие российские белоэмигранты с их идеологией «единой и неделимой», вопрос о государственном самоопределении территорий Дальнего Востока, в случае японского вторжения, оставался бы проблематичным. Впрочем, до этого, как известно, дело не дошло. А в августе 1945 года уже советское вторжение в Маньчжурию положило конец как русской, так и украинской колониям в этой стране.

В советское время в Зелёном Клину произошло серьёзное изменение этнического состава. Массовый исход украинцев, большевицкие экспроприации крепких сельских хозяев, сопровождавшиеся массовыми выселениями, привели к тому, что уже первая советская перепись населения 1926 года насчитала в крае немногим более 300 тысяч украинцев, то есть менее половины населения. В дальнейшем украинское население Дальнего Востока возрастало в абсолютном, но не в относительном выражении. По переписи 1989 года в регионе жило 543 тысячи украинцев, что составило менее 8% всего населения.

После распада СССР политика построения «российской нации» и массовый исход наиболее деятельного населения с Дальнего Востока РФ привели к тому, что в 2010 году украинцами назвались менее 50 тысяч жителей региона (менее 3% населения).

Создание украинской республики в Приморье и Приамурье выглядело для своего времени наиболее демократической альтернативой развития данного региона. Однако общая политическая обстановка для осуществления такого проекта была неблагоприятной. В настоящее же время региональная самостоятельность Дальнего Востока, очевидно, не сможет базироваться на этнической основе и должна найти иной способ легитимации.

http://afterempire.info/2017/09/08/zeleni-klin/

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − восемь =

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan