Делегация Гражданского Движения «Свободная Ингрия» примет участие в работе IV Форума Свободной России в Вильнюсе 3-4 декабря
27.11.2017
С чего начнётся новое Учредительное собрание?
29.11.2017

Ингрия – потаённая земля

3-4 декабря 2017 года в Вильнюсе состоится очередной 4-й Форум Свободной России, в котором традиционно принимает участие большая делегация Гражданского Движения «Свободная Ингрия». Вашему вниманию – интервью литовскому порталу Delfi.lt одного из идеологов ингерманландского регионализма Виктора Николаева (Шаву). 2008 год.

ru.DELFI.lt

Ингерманландия… Много ли кто знает, что это за земля? Земля, где был основан Петербург, а до него находились шведские крепости, издавна была населена славянами и угро-финнами. О том, что такое Ингерманландия, в том числе и сейчас, DELFI поведал практикующий краевед из Санкт-Петербурга Виктор Николаев (Шаву).

— История Петербурга началась, несомненно, с Петра, но до основания города на территории нынешней Ленинградской области происходила жизнь в течение многих столетий. Однако для большинства Ингерманландия – terra incognita. В том числе и для «вордовского спеллинга», который подчеркивает название «Ингерманландия» как незнакомое. Водь, ижора… Для слуха обывателя, да что таить, для общего слуха название этих народов звучат как реликты из летописных сводов. Вы, Виктор, как я понимаю, полагаете себя жителем Ингрии? В чем причина невнимания и обычного незнания истории той земли, жителями которой является население, ныне там обитающее?

— В первую очередь, мы с моими единомышленниками считаем себя не «жителями» и не «населением», а гражданами. Согласитесь – тут есть большая разница. Слово же «гражданин» — однокоренное со словом «горожанин». Кстати, нашу землю викинги называли «Гардарикой» — «Землёй городов». Так что для нас история является органичным истоком настоящего, да и будущее столь же органично проистекает из прошлого и настоящего. Для нас нет забытых страниц истории. Для нас Рюрик и Вадим Храбрый, Марфа Борецкая и Захария Овин – такие же реальные исторические фигуры, как Карл Густов фон Маннергейм, Юрье Эльвенгрен или Бек Булак Балахович.

Да и водь с ижорой никуда не делись. Они живут на своих землях, и по оптимистичным оценкам, численность этих народов составляет не по 200-400 человек, а десятки тысяч. Это, как говорится, как считать. По-имперски, когда народ записывается «русскими», потому что помнит, как всех «нерусских» отправляли эшелонами в Сибирь. Или по-краеведчески, когда люди говорят: «Вообще-то я водь (вариант – ижора, ингерманландец, вепс и т.д.), только пусть это будет между нами». Ингрия – потаённая земля…

Причина же «невнимания» большинства «населения» проста. Это геноцид, которому подвергались коренные жители Ингрии, включая русских, кстати, на протяжении всего ХХ века. И тот геноцид, которому народы, населяющие Ингрию, подвергаются до сих пор. Это и строительство порта «Усть-Луга» со сносом деревень и уничтожением традиционных промыслов – теперь на Сойкинском полуострове салаку больше не ловят. Это и продолжающиеся гонения на флаг, герб, язык. Насильственная русификация и пропаганда «россиянства» по государственным телеканалам. Еще лет 5 назад можно было найти спонсоров для издания книг, альманахов, журналов. Сейчас спецслужбы «поговорили» со всеми, кто давал деньги тогда …

Однако нельзя сказать, что нет интереса к своей истории. Именно в годы гонений подняли голову «практикующие краеведы». Именно на маршах несогласных взвился наш скандинавский флаг с крестом святого Олафа – легендарный флаг, который по его желто-сине-красным цветам называют «Анютины Глазки» (Viola Tricolor). Именно в последние годы обрели популярность фолк-группы, такие как «Бестиарий» с ингерманландской и водской музыкой, и рок-группы, такие как «Электрические Партизаны» с их суперхитом «Ингерманландия». Есть и группа «Конец летА», которая играет фолк-рок – сплав упомянутых направлений. Проходят конференции и семинары, празднуется Юханнус (Иванов день) и День Ингрии. В библиотеках организуются тематические подборки книг. Проходят художественные выставки.

Интерес к Ингрии, к истории края, к традиционной музыке именно сейчас – огромен. Да, это не массовое искусство. Это не массовое движение. Но и в Финляндии Э.Лённротт и Й. Рунеберг возникли не на пустом месте. А Ларин Параске , кстати, и вовсе ижорка…

— Не связан ли факт незнания истории края и отсутствия интереса к нему с тем, что на строительство Питера в свое время согнали людей со всей России, и, в связи с этим, тот культурный слой, который присутствовал на этих территориях, начал понемногу покрываться новыми наслоениями?

— Если и связан, то лишь отчасти. Во-первых, на этих землях исторически жили славяне и угро-финны. Жили чересполосно: славянская деревня – угро-финская – снова славянская – снова угро-финская. Знали языки друг друга (тех, кто знал только один язык, считали «странными»; нормой считалось знать 4-5 языков), брали жен у соседних народов. Сейчас, кстати, если посмотреть, то на Северо-Западе по генетическому коду у местных славян и угро-финнов совпадение на 60%. Но при этом не было ассимиляции. Это удивительный факт, и у этих народов нам всем надо учиться мирно жить, не перемешиваясь и сохраняя самобытность – именно такой я вижу Объединенную Европу в будущем…

Но мы отвлеклись. Во-вторых, создавая Петербург, Петр Великий во многом преемстовал традицию Ниена . Была заимствована система городского самоуправления, были приглашены «немцы». Да, одновременно были пригнаны на работы те же татары (которые до сих пор считают себя коренными петербуржцами «с момента основания»). Однако и тут не было «наслоений». У каждого была своя культура, но была и общая культура – вспомним того же Павла I, «чухонского царя»…

Унификация и русификация начались много позже – при Николае I «Палковиче». Именно он, напуганный вооруженным восстанием Рюриковичей, известном в истории как восстание декабристов, и русификацию начал, и Ниеншанц разрушил, и Пушкину заказал пиаровские строчки про то, как «На берегу пустынных волн / Стоял Он, дум великих полн…» Именно тогда был создан миф о строительстве Петербурга «на пустом месте». Но еще Достоевский писал, что ему грезится, будто в один прекрасный день имперская столица рассеется вместе с туманом, и останется «прежнее финское болото, а посреди него, для потехи – всадник, на загнанном, жарко дышащем коне».

— Расскажите об обществе Ингрия. Много ли вас, кто в основном занимается изучением Ингерманландии? Формы вашей деятельности? Контакты с похожими объединениями? Есть, к примеру, такой ресурс о коми, эрзянах, их языке, культуре…

— Тут я попросил бы не путать нас с организацией ингерманландских финнов, этнических ингерманландцев «Инкерин Лиитто» ( Inkerin Liitto ). Вот подобные им организации есть и у коми, и у эрзян, и т.д. Клуб же практикующих краеведов «Ингрия» объединяет людей самых разных национальностей и самых разных политических взглядов – от монархистов до анархистов и от националистов до либералов. Главное, что объединяет нас – это наш край, Ингрия. Мы любым нашу землю, изучаем ее историю, и по мере своих сил и возможностей стараемся творить эту историю. Не переписывать то, что было, а создавать, ибо каждое настоящее мгновение уносится в прошлое, и становится этой самой историей. Именно отсюда – премия общественного признания «Ингерманландский можжевельник», конференции и семинары, издание книг и альманахов, концерты и праздники…

Есть группа краеведов, которые ходят в походы – изучают край непосредственно «на земле». Хотя, наверное, все мы были в Кирьясало – столице Северной Ингрии Юрье Эльвенгрена (1918 год), где теперь от хуторов «белофиннов» не осталось ничего, кроме фундаментов… По поводу контактов с «похожими объединениями» нелишне сказать, что клуб практикующих краеведов «Ингрия» входит в состав Петербургского гражданского комитета (ПГК) и координационного совещания петербургской оппозиции. С политической точки зрения – именно это наши союзники. Как это многим ни кажется странным, ибо среди российской оппозиции много империалистов. Однако мы всегда открыты к сотрудничеству – и неважно, кто его предложит: «знатный» оппозиционер или госчиновник, обнаруживший у себя остатки совести. Для нас Ингрия – превыше всего. Остальное – не столь важно, и как минимум – обсуждаемо.

— Чем вызван тот факт, что на официальном уровне Ингерманландия отсутствует (хотя, к примеру, каждый финн знает, что это такое)?Местная власть поддерживает каким-то образом ваши начинания?

— Увы, сегодня далеко не каждый финн знает, что такое «Ингерманландия». К сожалению, большинство финнов, живущих в Финляндии, видят перед собой мигрантов из числа «родственных народов», кое-как выучивших язык, получивших по «Закону Кекконена» финское гражданство и приехавших, чтобы пожить «вволю» на пособие в 600 евро. Вот, что такое для большинства финнов «Ингерманландия». Что касается российской власти – как федеральной, так и региональной, то для них «Ингерманландия» — это в первую очередь «сепаратисты», которые просто спят и видят, как бы им этак «развалить Россию». Поэтому и со стороны финнов, и со стороны россиян мы видим лишь непонимание, вернее – нежелание понять. Ну, и нежелание помогать. Нет Ингерманландии – нет проблемы. Впрочем, для Литвы это все – не в новинку. Старшее поколение наверняка хорошо помнит, как Европа любила Горби и старалась держаться подальше от «сепаратистов»…

— В Рунете можно встретить расхожее мнение, что общества подобные вашему – сепаратисткие. Как Вы видите Ингрию через призму регионализма? Возможно ли восстановление такого названия земель? И виноват ли Петр? (ну это так – в шутку)

— В Рунете очень много, к сожалению, персонажей, которые мыслят даже не в категориях XX века, а вообще XIX или XVIII… Говорят, что генералы готовятся к уже прошедшей войне. А подобные персонажи просто намертво засели в каком-то мракобесном средневековье. Хотя может быть, нам намеренно навязывают жупел «сепаратистов», чтобы обречь нас на то, чтобы мы повсюду бегали и уверяли, что мы-де «не сепаратисты». Конечно, если считать «сепаратистами» всех противников «вертикали власти» — то «сепаратисты» — это вся российская оппозиция, включая имперцев-нацболов…

Поэтому очень правильно задан вопрос о регионализме. С политической точки зрения мы, безусловно, выступаем за самоуправление территорий, за формирование власти «снизу вверх». Но ведь даже в Конституции РФ написано, что единственным источников и носителем власти является народ. Так что кто после этого «сепаратисты» — мы или «кремлёвские сидельцы» — еще надо разобраться. Да, мы декларируем превалирование территорий над «центром». И по большому счету нам все равно, будет входить наша страна в ЕС, в РФ или какое-то иное образование или союз. Или будет независимой. Главное – чтобы хорошо жилось народу. Чтобы была свобода. Чтобы были права человека. И если это всё будет обеспечиваться в составе РФ – зачем оттуда выходить? От добра добра не ищут. Однако мы настаиваем на праве народов на самоопределение – в том числе, как гарантии этих прав и свобод. Плохо – пусть все уйдут. Хорошо – пусть все останутся и придут новые. Вон, в Канаде в Квебеке был референдум, большинство решило из состава Канады не выходить. И что плохого произошло? Да ничего. А ведь могли устроить такой же хапарай, как в Чечне. Не устроили же – цивилизованные люди…

Так что название «Ингерманландия» можно вернуть на карту мира. Была бы политическая воля и благоприятное стечение обстоятельств. В любом случае имя Ленина надо убирать. А то диковато смотрится Санкт-Петербург в качестве центра Ленинградской области. Что же касается Ингерманландии, то Пётр-то это название как раз оставил, назначив «светлейшего» Александра Даниловича Меншикова губернатором именно Ингерманландии. Виноват ли Пётр?..

Пожалуй, этот вопрос можно воспринимать действительно как шутку. Пётр виноват тут не больше, чем Карл XII. Вспомним: была Северная война. А война – это всегда плохо. Это всегда – подрыв экономики, это всегда – кровь, горе, эпидемии… Лучше худой мир, чем хорошая драка – это известный постулат. Наши же земли, Ингрия, были всегда «спорными». То шведы, то московиты, то немцы, то чёрта в ступе. Одних крестовых походов на наши земли было двенадцать или около того. И православные не оставались в долгу. Осады Ниеншанца, Копорья, Выборга, Кексгольма…

То Новгород присягает Шведской короне, то Псков готовится принимать католичество. То Стефан Баторий, то Иоанн Грозный. То депортации в Сибирь, то «родственные народы» везут в финские лагеря, то выдают обратно Сталину – и снова везут в Сибирь. Вот вы можете сказать, кто был больше виноват в блокаде Ленинграда – Гитлер или Сталин? Не можете? То-то. Воля богов – тёмная материя…

— Известно, что Вы придумали термин «практикующий краевед». Расскажите об этом, пожалуйста.

— Честно говоря, уже не помню, именно я его придумал или Александр Вертячих, или Светлана Гаврилина, или еще кто-то… Как всегда общались, обсуждали текущие вопросы, вот и родился этот термин. И уже потом узнали от своих друзей и единомышленников из Кёнига, что у них есть термин «практикующий историк». Как говорится, авторство гениальных изобретений принадлежит Господу Б-гу. А Попов или Маркони – какая в этом, в сущности, разница? Термин же «практикующий краевед», как я уже говорил, обозначает человека, который не просто изучает историю своего края, но и занимается активным «творением» этой истории. Как практик.

— Чем вы на данный момент как практикующий краевед занимаетесь?

— В данный момент готовим к переизданию мою «эпическую поэму» «Возвращение» о том, как в наши дни Вяйнемейнен, Ильмаринен и Ёукахайнен наведались в Санкт-Петербург, и что из этого вышло. Много чисто технической работы, связанной с версткой, правками, исправлением опечаток. Параллельно готовятся другие брошюры. Ну, и конечно, наш портал Ингрия.инфо , который как общий любимец имеет черты избалованного ребенка: один ему конфетку даст, другой – пирожное. А как время обеда – так он кушать уже и не хочет. Но это образно говоря. Очень серьезным вопросом для нас сейчас является предполагаемое строительство небоскреба «Газпром-Сити» как раз на месте крепости «Ниеншанц», которую, кстати, археологи в этом году раскопали – вы вообще в курсе этого события? Официальные власти эти вопросы стараются замалчивать, потому что это будет очередной международный скандал. Ну, и с сентября начинается сезон в питерских клубах – играют наши дружественные группы, которым мы также оказываем по возможности свою поддержку. Дел много, ресурсов – мало. Все, как всегда. А это значит, что мы обеспечены работой надолго – как писали братья Стругацкие «пока существуют машины».

— Какие планы у ингерманландцев?

— Наши планы – в первую очередь, просвещение и привлечение новых сторонников. Многих надо просто «разбудить» от спячки, так сказать, инициировать. Так и будем работать, до тех пор, пока не наступит конец времён. Поэтому временем мы не ограничены.

— Спасибо

Оригинал материала по ссылке: 

https://ru.delfi.lt/news/live/ingriya-potaionnaya-zemlya.d?id=17934143

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 + 12 =

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan