Есть ли в городе бары «Аптека» и «Продукты», где готовят коктейль «Свободная Ингрия»? Пройдите тест и проверьте, как хорошо вы знаете питейные заведения Петербурга
09.01.2018
Ингрия будет свободной!
11.01.2018

DELFI Литва: прибалты, которые снова любят русских

Русский язык звучит в городских мэриях, школах, университетах, барах и магазинах Литвы. Литовцы, которые всегда противостояли русской иммиграции и первыми захотели выйти из СССР, сегодня создают для своих русских чуть ли не самые комфортные условия на всем постсоветском пространстве.

«Я не знаю точно, но думаю, что Россия — очень важная страна в международных отношениях, поэтому очень много людей решают изучать русский», — говорит итальянка Марекьяра, студентка из Неаполя. Ее специализация — русский язык.

Сейчас Марекьяра живет в Вильнюсе и учится в Вильнюсском университете.

«Люблю русскую культуру и литературу. Здесь очень многие говорят на русском», — говорит она.
Стоит подчеркнуть: Марекьяра приехала учить русский язык в страну, где живет всего 4,6% русских. Это меньше, чем в Латвии (34%), Эстонии (25%), да и в большинстве других постсоветских стран.

В своем выборе Марекьяра не одинока: на первом курсе программы русской филологии Вильнюсского университета учатся трое итальянцев. Они признаются: хотели бы, конечно, учиться в Петербурге, но на это не хватает средств.

А литовские вузы, участвуя в европейской программе студенческого обмена Erasmus, обходятся бесплатно. В итоге для итальянцев Вильнюс стал маленьким Петербургом: на русском тут говорят если не все, то очень многие.

«Я встречал тут много русскоязычных. Я очень доволен, тут я могу практиковать язык, а в Италии было более теоретическое изучение. Я учу русский, потому что меня очень интересуют русская культура, русский язык, русская история и литература», — говорит Лоренцо из Венеции.

Учат все

Этнических русских в Вильнюсе всего 12% (данные переписи населения 2011 года). Для сравнения: в Риге — 40% (данные переписи населения 2011 года), в Таллине — 37%. Но в отличие от Риги и Таллина коренное население в Вильнюсе крайне редко отказывается перейти на русский: литовцы говорят по-русски хорошо и, кажется, с удовольствием.

По данным министерства образования Литвы, русский остается самым популярным вторым иностранным языком для литовских школьников (первый — английский): его учат четверо из пяти школьников, которые вообще учат второй иностранный. А это 114 648 человек.

Те взрослые, которые недоучили русский язык в университете, берут уроки частным образом — например, в Русском культурном центре. Наталия Селина курирует такие программы и, по ее словам, растущий спрос на них обусловлен требованиями местного рынка.

«Появляется необходимость — она давно появилась, но сейчас растет — изучать русский язык. Сейчас налаживается все больше рабочих контактов с Украиной, с Белоруссией, белорусы приезжают сюда закупаться, украинцы сюда мигрируют. Есть еще сфера медицины, и пациенты старшего поколения не говорят или слабо говорят на литовском языке», — говорит она.

Политика? Не, слышали…

В тяге к русскому языку литовцев не останавливают ни антироссийские санкции, ни напряженный политический диалог ЕС и России, ни военные российско-белорусские учения у них на границе.
На том же первом курсе русской филологии учатся семь человек. Трое итальянцев, остальные — либо литовцы, либо дети из смешанных русско-литовских и польско-литовских семей. Все они местные, но ни один из них не говорит по-русски без акцента. Зато все хотят его изучать, все видят перспективы трудоустройства и все равнодушны к негативному политическому фону.

«Политика и русская культура лично для меня — разные вещи. Мне нравится русский язык, я хочу с ним работать. Я его знаю, но не так хорошо, как хотел бы», — говорит Далюс, студент русской филологии.
Ценность русского языка, похоже, осознают и на государственном уровне.

До украинского кризиса на первый курс русской филологии поступали в среднем по 25 человек, в 2014 году их было уже 15, а теперь и вовсе семеро.

Павел Лавринец, руководитель кафедры русской филологии Вильнюсского университета, говорит, что курс из-за этого спада могли закрыть: по местным правилам, на курсе должно быть как минимум 15 человек. А тут — семеро. Но политики решили сделать исключение.

«Были задействованы почти все ветви власти, — продолжает Павел Лавринец. — Логика такая: специалисты по русскому или польскому языку должны быть нашими. Предполагается, что человек, воспитанный в литовском учебном заведении, будет большим патриотом этой страны, чем такой же знаток русского языка или польской филологии, воспитанный в другой стране».

По его словам, предложение о закрытии отделения даже сочли негражданской позицией.

Русские школы

К русским школам, которые исчезают, как и студенты русской филологии, литовские власти тоже относятся бережно. В стране работает 28 русских школ, пять лет назад их было 32.

Но это именно русские школы, а не двуязычные, как в Латвии и Эстонии. В Латвии, к примеру, 60% уроков идет на латышском. А в Литве на литовском преподают всего несколько предметов (история и география Литвы, литовский язык и литература, а также граждановедение).

По словам председателя Ассоциации учителей русских школ Эллы Канайте, литовское правительство никогда не говорило о намерениях принудительно сокращать русское образование.

В Латвии, для сравнения, уже через год начинается перевод школ нацменьшинств на государственный язык обучения. «Нас пока так сильно не кусают, как в Латвии», — говорит она.

Элла Канайте уверена: ученики русских школ прекрасно говорят по-литовски. Правда, она признает: экзамены по литовскому языку они сдают все хуже — с годами эти экзамены для русских школьников становятся сложнее. Но русские школы нужны им ради сохранения идентичности.

«Мы не хотим превращаться в школу, которая выпускает Иванов, не помнящих родства. И родители не хотят таких растить. Есть угрозы ассимиляции. Более 30% наших русскоязычных детей уже обучаются в литовских школах», — говорит она.

Почва для пропаганды

Но если русские учителя, как Элла Канайте, видят угрозу в усыхании русского образования, то местные спецслужбы с опаской смотрят на саму Эллу Канайте. В отчете об оценке угроз национальной безопасности за 2015 год департамент госбезопасности Литвы пишет, что Элла Канайте — одна из тех, кто помогал литовским школьникам и учителям получить образование в России.

«Русскоязычная молодежь из Литвы, учась в России, становится потенциальным объектом внимания российских спецслужб. (…) Школы нацменьшинств в Литве остаются плодородной почвой для проектирования российского влияния, которое может серьезно навредить национальной безопасности Литвы», — говорится в отчете.

Сама Канайте не отрицает упомянутых фактов об отправке учителей и учеников в Россию. Но ничего плохого в этом не видит.

«Мне обидно, что я родилась здесь, мои корни здесь, а меня почему-то считают пятой колонной. Я пытаюсь защищать русский язык и популяризировать русскую школу», — говорит она.

Элла Канайте — не единственный человек, который вызывает опасения у местных спецслужб. В своих отчетах департамент госбезопасности регулярно публикует списки потенциальных российских угроз. На первом месте — так называемые организации соотечественников, сразу за ними — СМИ.

Блокировать нельзя оставить

Российские СМИ — отдельная головная боль балтийских спецслужб, политиков и надзорных органов. По версии спецслужб, Россия пытается манипулировать литовским обществом посредством пропаганды. Что в ответ делает Литва? Литва четыре раза временно блокировала российские каналы. И все.

В Латвии и Эстонии — те же проблемы, но там власти пошли дальше. Рига расширила русский информационный блок на общественном телевидении до нескольких часов в день (раньше была одна программа новостей), Таллин — так и вовсе создал отдельный русский канал.

Что сделали литовцы? На общественном литовском телевидении появились зарубежные русские новости, а единственная местная русская программа удлинилась на 15 минут — это, пожалуй, все.

Были еще украинские новости, но, как говорит замдиректора Литовского радио и телевидения Римвидас Палецкис, со временем аудитория начала терять ко всему этому интерес.

«Потому что сама ситуация (на востоке Украины — Би-би-си) заморожена, и это сразу влияет на реакцию зрителей», — говорит он.

Следовательно, никаких планов расширения русского вещания на литовском телевидении нет.

«Лично я думаю, что у нас такой необходимости как в Латвии и Эстонии не было, потому что совсем другой национальный состав страны. Рига в принципе русскоязычная, там латышский не всегда услышишь. Ничего в том плохого нет, но в Литве совсем другая ситуация», — говорит он.

Аудитория российских каналов в Литве не только меньше, чем у соседей, — она еще и упала в два раза за последние четыре года.

Сейчас, по данным литовского TNS, три российских канала смотрят 4,9% (Первый канал, НТВ Мир Литва и РЕН Литва). А до украинского кризиса их было 9,9%. Литве даже не понадобилось бороться с популярными российскими СМИ — литовцы сами перестали их смотреть.

«Политику менять не будем»

Есть еще местные русские СМИ, но и они в Литве не так популярны, как у соседей. Взять, к примеру, литовский и латвийский Delfi — один из самых популярных новостных сайтов в Балтии.
На литовские сайты Delfi приходят 1,2 миллиона посетителей, из них 300 000 тысяч читают русскую версию. На латвийские Delfi приходят лишь 860 000 посетителей, но на русскую версию идут те же 300 000.

Редактор русской версии литовского Delfi Олег Ерофеев считает, что на русском языке могут читать примерно 20-30% населения страны — хотя точных подсчетов, конечно, никто не проводил.
Однако тех, кто может читать только на русском, не понимая при этом по-литовски, очень мало. Идеологической разницы между русской и литовской версией портала, по его словам, нет.

«На литовской ветке комментарии будут достаточно негативные, а что касается такого же текста у нас, то их будет уже меньше, — говорит он. — Был несколько лет назад опрос об отношении к событиям в Крыму. Те, кто пользовался российскими каналами как источником информации, ничего плохого в этом не видели. А те, кто пользовался каналами на литовском языке, негативно к этому относились. Но из-за того, что кто-то думает, что в Крыму все прекрасно и хорошо, — мы от этого политику менять не будем».

Нет такого слова

Сплоченность литовцев проявляется не только в медиа пристрастиях. У них даже нет слова, которое могло бы обозначать тех жителей страны, которые не являются этническими литовцами.

В России есть русские и россияне, в Латвии — латыши и латвийцы, в Эстонии — эстонцы и эстоноземельцы. В Литве есть только литовцы — никаких литвийцев или литвоземельцев. И все литовцы — граждане Литвы. В Латвии и Эстонии до сих пор живут сотни тысяч неграждан (в основном потомки тех, кто переехал туда в советское время).

Многие в Литве считают, что именно этот нюанс — нулевой вариант гражданства — сыграл решающую роль в сплочении нации. Русские готовы называть себя литовцами, а литовцы без проблем переходят на русский — в том числе потому, что государство никогда не пыталось их разделить.

По словам доцента исторического факультета Вильнюсского университета Григория Поташенко, это можно объяснить либеральностью литовского руководства начала 90-х.

«Это желание войти в демократический мир и прозападная ориентация, — говорит он. — У нас не только нулевой вариант гражданства, но и самый либеральный в Восточной Европе закон о национальных меньшинствах, который позволяет двуязычие на уровне самоуправлений».

Столь либеральное отношение тут связывают в том числе и с малочисленностью нелитовского населения: интегрировать 15% представителей других национальностей в Литве было гораздо проще, чем почти 50% таких людей — в Латвии.

А малочисленность русских, в свою очередь, Григорий Поташенко объясняет двумя причинами: географией и литовским национализмом.

Во-первых, говорит он, в советское время русским было удобнее уехать в Калининград — там все же русская среда. Во-вторых, после войны в Литве было небезопасно.

«Здесь реально была война после войны — партизанская. В деревне жить было неспокойно до 1950 года. Иногда организовывались так называемые акции против колонистов. Погибали те, кто служил оккупационному режиму, — и русские, и литовцы, и поляки, — говорит он. — А потом компартия в Литве старалась быть хозяином Литвы, коммунистический национализм сыграл свою роль. Они старались сдерживать приток людей из других советских республик».

В итоге русских в Литве значительно меньше, чем в соседних балтийских государствах. Однако настолько комфортных условий для них, кажется, не создала ни одна другая балтийская страна.

http://rus.delfi.ee/daily/abroad/litva-pribalty-kotorye-snova-lyubyat-russkih?id=80736577&utm_source=feedburner&utm_medium=feed&utm_campaign=Feed%3A+rusdelfinews+%28DELFI+-+RUS+DELFI+news%29

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − шесть =

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan