Блокада — это наш Холокост, наша Катастрофа, наш Голодомор
28.01.2018
2 февраля — День памяти великой Марфы Борецкой (Марфы-Посадницы)
02.02.2018

Кто ж его посадит: петербургские памятники, которых нет

Дмитрий Витушкин

В Петербурге почти 5000 памятников, от “Медного всадника” до шуточного Чижика-Пыжика на Фонтанке. Сегодня мы вспомним монументы, которые не пережили ХХ век или в лучшем случае потеряли законное место. Рассказываем об утраченных памятниках Петербурга – от великих князей до советских вождей.

Бегемот на комоде

Одним из самых одиозных петербургских памятников всех времён остаётся памятник Александру III, созданный в 1909 году итальянским скульптором Паоло Трубецким. Скульптуру установили перед крупнейшим столичным вокзалом — Николаевским (ныне Московский). Место выбрали не случайно: ключевой заслугой императора Александра, судя по надписи на постаменте, сочли создание Транссибирской магистрали.

1908-1909 гг — это не Троянский конь в Петербурге. Просто архитекторы примериваются, как будет выглядеть памятник Александру III на Знаменской площади.

Но петербургская публика монумент не приняла. Уже в день открытия несчастного Царя-Миротворца сопровождало улюлюкание толпы, а зеваки и газетчики упражнялись в острословии: самой популярной шуткой стал стишок “Стоит комод, на комоде — бегемот, на бегемоте — обормот”. Досталось даже лошади самодержца, которой пеняли на отсутствие хвоста, а выпуклости её спины сравнивали с женской грудью.

Да нормальный памятник!

Но как это ни странно, памятник простоял после революции 1917 года почти до самой Второй мировой — демонтировали скульптуру только в 1937 году.

В советские годы над несчастным монументом всячески глумились, особенно в годовщины революции и на первомай. Здесь он, например, заключён в клетку. Вот настоящее современное искусство!

1922 г. — памятник на своём месте, хотя и с издевательской подписью на постаменте. Возможно, она его и спасла. Вместо метро “Пл. Восстания” можно видеть храм.

В каком-то смысле “обормоту на комоде” даже повезло: его так и не переплавили, а убрали в запасники Русского музея. Лишь постамент валаамского красного гранита сохранить не удалось: он пошёл в расход уже под другие скульптуры — в частности, памятник композитору Римскому-Корсакову на Театральной площади.

1994 г — перевозка памятника в Мраморный дворец, где его можно увидеть и сегодня.

Впрочем, теперь в художественных достоинствах монументу Александру III (или в отсутствии оных) могут лично убедиться все желающие: в 1994 году его поставили перед Мраморным дворцом.

Правда, и в наши дни Александра III не оставляют в покое. Например, недавно в курдонёре Мраморного дворца напротив него стоял памятник Японской девочке на тиранозавре (современное искусство).

И пожалуй, дело не в том, что он так уж плох — просто российское общество к 1910-м годам было уже настроено антимонархически, и напоминавший городового-держиморду царь вызывал у большинства петербуржцев только раздражение.

Проект возвращения Александра III на прежнее место обсуждают и сегодня. Это может стать актуальным, если власти городе решат сделать пространство под пл. Восстания торгово-развлекательными площадями — в этом случае площадь точно не выдержит стелу.

При всей спорности монумента Паоло Трубецкого новый памятник Александру III, открытый совсем недавно в Крыму, изрядно напоминает петербургскую скульптуру. Ещё и гангнам-стайл танцует.

Фонтан вместо Романова

А вот памятник великому князю Николаю Николаевичу-старшему пробыл перед нынешним кинотеатром “Родина” совсем недолго. Торжественно открытый императором незадолго до начала Первой мировой, он не простоял на Манежной площади и пяти лет — в соответствии с ленинским указом “о памятниках царям и их слугам” скульптура была направлена на переплавку уже осенью 1918-го.

Приезд Николая II на открытие памятника Николаю Николаевичу в январе 1914 года.

Досадно, но как раз этот памятник, созданный итальянским скульптором Пьетро Каноникой, был довольно красивым. Большая, свыше 10 метров, скульптура генерал-фельдмаршала и полководца Николая Романова возвышалась на площади, ближе к Караванной улице.

Детали монумента.

Она призвана была напоминать о подвигах российских солдат и офицеров во время войны с турками 1877-1878 годов. Именно после тех блестящих побед русского оружия народы Балкан получили независимость от Османской империи и создали свои государства.

Сама скульптура имела портретное сходство с великим князем. В отличие от пресловутого “бегемота на комоде”, была встречена общественностью и критиками положительно.

Правда, по воспоминаниям некоторых современников, сам Н. Н. Романов был весьма противоречивой личностью. Эксцентричный и эпатажный, он к концу жизни вовсе выжил из ума, оставаясь изрядной головной болью для царствовавшего тогда Александра III. Да и победы русских войск над турками, как считают военные историки, складывались не благодаря, а скорее вопреки командованию Николая Николаевича.

Точные копии памятника сохранились на родине скульптора — в Италии. Их можно увидеть и сейчас.

Возможно, всё это также поспособствовало уничтожению памятника в первые советские годы. Теперь вместо него в ожидании очередного сеанса в “Родине” хипстеры могут любоваться стандартным круглым фонтаном.

Памятник невидимке

Ещё более странную скульптуру можно увидеть у дома №132 по Фонтанке. Точнее, как раз нельзя увидеть — дело в том, что это так называемый “Памятник Невидимке”, давно пользующийся популярностью у местных жителей и гостей города.

Тот самый “памятник невидимке” на Фонтанке, д. 132. На постаменте так и написано. Власти часто закрашивают надпись, но всякий раз она таинственным образом появляется на пьедестале к следующему утру.

Это постамент памятника, на котором ничего не стоит, он пуст. Шутники часто пишут на нём “Памятник Невидимке”, а также фотографируются, забравшись на него — “я памятник себе воздвиг нерукотворный…”


Также читайте: На дне. Реки и каналы Петербурга, которых нет


На самом же деле постамент предназначался для бюста ещё одного Романова — императора Александра II, который пожертвовал немало личных средств на создание Александровской больницы, перед которой и был воздвигнут монумент. Бюст стоял на этом месте с 1893 по 1931 год, пока не был сброшен со своего места. Есть версия, что сбросили его прямо в Фонтанку. Кстати, сейчас больница переквалифицировалась в психиатрическую, и некоторые её пациенты утверждают, что они этот памятник по-прежнему видят.

В действительности здесь стоял бюст Александру II, Царю-Освободителю. Позже благодарные соотечественники сбросили его в Фонтанку.

О восстановлении бюста речи пока не идёт. Хотя поклонники Александра II не должны переживать: уже в постсоветские годы в России появилось немало памятников Царю-Освободителю. Два из них находятся в Петербурге: в полный рост — на Суворовском проспекте и бюст перед банком — на улице Ломоносова. Не говоря уже о том, что главным петербургским памятником этому императору остаётся храм на месте его гибели — Спас на Крови.

Впрочем, в современном Петербурге память царя всё же чтят.

Короткий век “монументальной пропаганды”

Особой строкой в истории петроградской скульптуры стоят первые советские памятники. Практически все они создавались как временные и оказались крайне недолговечными, поэтому в лучшем случае сохранились лишь на фотокарточках тех лет. Единственным монументальным сооружением советского Петрограда, дошедшим до наших дней, остаётся мемориал на Марсовом поле.

Лассаль на Думской

Маркс перед Смольным (сейчас там Ленин — до сих пор)

Герцен

Размах ленинской “монументальной пропаганды” впечатлял: только за 1918 год Петроград обрёл не один десяток новых памятников. Перед Смольным поставили гигантского Карла Маркса, на площади Восстания — бюст Софьи Перовской в ультрасовременном стиле, прямо у Зимнего дворца — дворянского революционера Радищева. На углу Невского и Думской появился памятник Лассалю, у Балтийского вокзала — Огюсту Бланки, а на Васильевском острове — любимому Лениным поэту Гейне.

Софья Перовская перед Московским вокзалом

Гарибальди

Гейне

Гипсовый Радищев был символически установлен в разрушенной ограде Зимнего дворца. Все эти монументы были сделаны наспех и из крайне недолговечных материалов (например, из гипса) — а потому просуществовали весьма недолго.

Только вот обилие новых скульптур российских и зарубежных революционеров с лихвой компенсировалось крайне низким качеством работ. Вследствие развала экономики нормальных материалов не было, и многие из этих памятников изготавливались из гипса и гранитной крошки. В итоге даже те из них, кто не стал жертвой вандалов, не простояли и нескольких лет: например, Радищева быстро разнесла очередная буря, а самые крупные из памятников убрали сами власти после того, как их состояние стало представлять угрозу для жизни прохожих.

Как бронзовый Ильич по городу ходил

В отличие от первых совдеповских скульптур, памятники Ленину создавались уже с чувством, с толком, с расстановкой — из бронзы и гранита, на века. В Ленинграде, само собой, их было особенно много. Даже сейчас краеведы насчитывают в Петербурге 57 изваяний Ленина, не считая памятных досок.

Особенно Ильичей в советские годы любили ставить на вокзалах. Но если в памятнике на Финляндском вокзале была своя логика — ведь именно туда Ильич прибыл в 1917 году — то к остальным вокзалам он вроде бы прямого отношения не имел.

Варшавский вокзал в 1952 г. — с Лениным.

Тем не менее, в 1949 году, после реконструкции, свой Ленин появился и на действовавшем в ту пору Варшавском вокзале. Памятник стоял в огромной нише фасада и был прекрасно виден с любой точки Измайловского проспекта, а особо глазастые различали его аж с колоннады Исаакия.

Ленин на Варшавском в 1990-х: если присмотреться, то видно, что к нему уложены цветы, но и кое-где не отскребли краску, которой закидывали памятник.

Но наступили иные времена, и в 2001 году Варшавский перестал функционировать как вокзал, переквалифицировавшись в торгово-развлекательный комплекс. Ленина с вокзала вывезли.

Памятник Ленину во время его пребывания в Старо-Паново в 2005-2012 гг. Фото — Дмитрия Ратникова, “Канонер”.

Хотя бронзовому Ильичу повезло больше. Сначала его укрыли рабочие завода “Специалист” в Старо-Паново, а в 2012 году скульптуру приобрела и установила в своём внутреннем дворе Академия имени Лесгафта. Типовой Ленин с Варшавского вокзала и сейчас стоит там, и при желании посмотреть на него можно, если зайти в вуз с улицы Декабристов. Скульптуру даже отреставрировали за счёт академии, так что выглядит Ленин хорошо.

Транспортировка Ленина в выкупивший его институт им. Лесгафта.

Ленин сегодня — на задворках академии Лесгафта.

В бурный ХХ век из истории “выпилили” не только памятники, но и многих живых людей. Впрочем, памятники, в отличие от людей, всегда можно воскресить прецеденты имеются.

http://luna-info.ru/discourse/monument/

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × четыре =

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan