Наўгародская рэспубліка і Марфа Барэцкая (видео)
14.01.2018
Пулково, Нева и Лахта — финские названия? Интерактивная карта ингерманландского влияния на петербургские топонимы
16.01.2018

Мусорка вместо склепов. Что происходит с лютеранским кладбищем XVIII века в Петербурге

Смоленское лютеранское кладбище XVIII века до сих пор не признано мемориальным. Один из старейших исторических объектов Петербурга пребывает в запустении, хотя по-прежнему популярен у горожан и туристов. Его посещают ежедневно — одни как исторический объект, другие — как место съемок фильма «Брат» Алексея Балабанова.

В это время года кладбище — один большой сугроб, украшенный поваленными крестами, поломанными статуями и ржавыми оградами. Из-под горы снега торчит туловище ангела, с отломанной головой. Вот отодвинута плита — под ней захоронили бутылки. Надгробия обваливаются, а в огороженных склепах распивают напитки покрепче. Ступать по дорожкам следует осторожно — под ногами зияют провалы и ямы.

Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) не следит за сохранностью кладбища. Общественность Петербурга обеспокоена судьбой исторического места. В частности депутат Борис Вишневский обратился с запросом в КГИОП и к губернатору Георгию Полтавченко. Издание «МБХ медиа» также составило запрос в комитет по охране памятников. Ответ был получен достаточно циничный — о могилах XVIII-XIX века должны заботиться сами родственники, которые, если и не уехали раньше, погибли на войне, в блокаде или были репрессированы.

Из официального ответа следует, что формулировки «находится под охраной КГИОП» в Федеральном законе №73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» не существует. Более того, пресс-служба комитета уверила редакцию, что КГИОП не обязан обеспечивать сохранность исторического кладбища. «В соответствии с Положением о порядке создания и содержания мест погребения и деятельности кладбищ в Санкт-Петербурге ответственность за содержание территории кладбища возлагается на администрацию кладбища, которая обязана обеспечить оказание услуг по уходу за могилами, принятию надмогильных сооружений на сохранность на основании договоров с гражданами, содержание в исправном состоянии зданий, сооружений, находящихся на территории кладбища, ограждения кладбища, его дорог, площадок, а также их ремонт», — цитата из официального ответа ведомства.

Смоленское лютеранское кладбище в Санкт-Петербурге. Фото: Петр Ковалев / ТАСС
Памятником Смоленское лютеранское кладбище КГИОП по-прежнему не признает. «Смоленское лютеранское кладбище относится к числу общественных кладбищ Санкт-Петербурга», — уверено руководство комитета. Администрация кладбища ссылается на то, что содержание могил — дело потомков. Филолог-германист, переводчик Елена Васильевна Юдина пытается сохранить уникальный культурный объект. Она организовывает сбор средств на восстановление надгробий, собирает группы активистов для вывоза мусора и облагораживания территорий. Она рассказала о ситуации вокруг кладбища на сегодняшний день.

— Признано ли Смоленское лютеранское кладбище объектом культурного наследия?

— В конце 2015 года, после обращения депутата ЗАКСа Бориса Вишневского к губернатору Петербурга Георгию Полтавченко, Смоленское лютеранское кладбище впервые было официально объявлено «вновь выявленным объектом культурного наследия». Губернатор поручил КГИОП написать экспертизу для обоснования возможности присвоения кладбищу статуса мемориального исторического кладбища. Пока все заглохло. Похоже, все еще пишут. Или не могут решить вопрос финансирования.

— Насколько велико историческое значение этого объекта для города?

— Это не менее значимое историческое кладбище, чем некрополь Александро-Невской лавры — такой же пантеон русской славы, уникальный памятник русской истории. Кладбище основано в середине XVIII века как место захоронения для иностранцев. Надгробия созданы на многих европейских языках, интересные склепы и памятники, непривычные для русских кладбищ. Во второй половине XX века кладбище пришло в запустение. Начиная с 1980-х годов многие надгробия были разрушены, в 1985 году значительный участок в северо-восточной части кладбища был выделен под строительство пожарной части, а после 1993 года на участке кладбища около входа была построена АЗС. Многолетнее пренебрежительное отношение со стороны городской администрации к кладбищу иноверцев и, как теперь выражаются, «понаехавших» иностранцев, я не могу объяснить ничем иным, как невежеством.

— На какой период пришелся пик вандализма?

— Оно пребывает в забвении несколько десятилетий. Кладбище закрыли в 1939 году, хотя отдельные захоронения производились здесь вплоть до 50-х годов XX века. Самый ярый разгул вандализма пришелся на перестроечные годы. Ринулись сюда искатели кладов, некрофилы, готы, сатанисты, коллекционеры, бомжи, собиравшие металлолом. Но я все-таки уверена, что большая часть населения привыкла относиться к любому кладбищу, даже иноверческому, как к святому месту. Перенос памятников, фактически «узаконенные» хищения скульптур и других элементов декора совершались чаще всего не простым населением, а заинтересованными учреждениями — работниками служб ритуальных услуг и коллекционерами.

— КГИОП и администрация кладбища занимаются его благоустройством?

— Что касается КГИОП, то там озаботились, прежде всего, восстановлением надгробия Николая Борисовича Штиглица, двоюродного брата Александра Штиглица (банкир и промышленник XIX века, возглавлял Государственный банк России). Не знаю, чем он прославился, кроме этого родства. Остальные надгробия у комитета интереса не вызвали. В целом, общие работы по благоустройству кладбища, пусть не так быстро и не в том объеме, как хотелось бы, но все же ведутся, начиная с 2010 года. Раньше многие участки были затоплены. Огромные, глубокие лужи и вековые заросли делали невозможным доступ к захоронениям. Теперь на всей территории площади кладбища сухо, трава регулярно выкашивается и можно подойти к надгробию. Поставлены фонари, скамейки, покрашены ворота. Кладбище закрыли со стороны Железноводской улицы и закрывают входные ворота на ночь. Раньше кладбище было раскрыто настежь. Но это все, что было сделано по благоустройству территории в последнее время.

— Кто сейчас спонсирует благоустройство кладбищенской территории?

— По большей части оно существует за счет пожертвований. Некоммерческой организацией «Санкт-Петербургская ассоциация компаний ритуальных услуг» был создан фонд «Возрождение Смоленских кладбищ», существующий на пожертвования. Лютеранские общины Петербурга не особенно интересуются кладбищем, за исключением финской общины. Много лет назад Петрикирхе (Лютеранская церковь Святых Петра и Павла) открыла счет в Германии и Финляндии для сбора денег на благоустройство. К сожалению, мне лично неизвестно, использовались ли вообще эти средства на благоустройство кладбища.

— А Санкт-Петербургские ведомства и университеты финансируют восстановление памятников?

— Безусловно, ряд ведомств финансирует. Большой вклад в увековечивание памяти флотоводцев вносит Морское ведомство. Военно-морская академия восстановила надгробие советского гидрографа Всеволода Березкина. На средства СГТПУ был восстановлен памятник русскому геологу, профессору Александру Иностранцеву, а при финансовой поддержке Морского фонда установлен памятник на могиле штурмана Сакиллари. Семь лет назад начались работы по благоустройству кладбища и реконструкции надгробий выдающихся деятелей России: восстановлено надгробие ботаника и ученого, садовода Эдуарда Регеля, установлены новые надгробные памятники педагогу Карлу Маю и архитектору Альфреду Парланду.

— Есть ли частные лица, занимающиеся реставрацией надгробий?

— Как автор путеводителя по Смоленскому лютеранскому кладбищу я предоставила свои материалы для стенда у входа, и время от времени появляются потомки, желающие ухаживать за памятниками, восстановить их. Периодически находятся активные граждане, но есть проволочки. Известный судомоделист Александр Добренко давно мечтает восстановить надгробие легендарному адмиралу Роберту Крону и готов даже предоставить средства, но поскольку точное место захоронения нам неизвестно, он никак не может договориться с администрацией. КГИОП занимает пассивную позицию, и даже чинит бюрократические препятствия инициативам многочисленных частных лиц.

— Какие еще надгробия выдающихся деятелей нуждаются в восстановлении?

— Таких надгробий очень много. На помощь города надежды нет. Но многие ведомства и сообщества тоже не стремятся к сотрудничеству — в частности, Академия художеств, Эрмитаж, Союз архитекторов. Правопреемники богатейшей фирмы «Фаберже» после многочисленных писем объявили в прессе несколько лет назад, что они якобы восстановили памятник Агафону Густавовичу Фаберже, главному художнику фирмы, истинному создателю большей части уникальных творений, прославивших эту самую фирму. Но это неправда! Вы сами можете убедиться в этом, посетив его могилу. Навершие, высокий мраморный крест — все отсутствует. Разрушенный фрагмент, валявшийся рядом, по которому когда-то можно было бы определить параметры креста, вообще исчез. Восстановление с их стороны свелось к изготовлению цветничка из бетона.

— Есть шанс, что старинное Смоленское лютеранское кладбище когда-нибудь восстановят?

— Кладбище привлекает все большее внимание жителей Петербурга и градозащитников. В последние годы стали традиционными субботники, в которых принимают активное участие члены общества «Красивый Петербург» и другие граждане нашего города, не равнодушные к истории. Горожане ухаживают за могилами тех, кто как-то связан с их судьбой. Градозащитники выступают за присвоение Смоленскому лютеранскому кладбищу официального статуса Мемориального кладбища. Но мы, прежде всего, надеемся не на город и КГИОП, а на инициативных и неравнодушных петербуржцев.

https://mbk.media/suzhet/musorka-vmesto-sklepov-chto-proisxodit-s-lyuteranskim-kladbishhem-xviii-veka-v-peterburge/

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × два =

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Website Malware Scan